Пациент, после смерти которого осудили Мисюрину, мог выжить, если бы не ошибки после госпитализации

Пациент, после смерти которого осудили Мисюрину, мог выжить, если бы не ошибки после госпитализации

12 февраля 2018 г.
|
Время публикации 18:12
| Последние изменения
18:22

Пациента, после смерти которого была осуждена врач-гематолог Елена Мисюрина, можно было бы спасти, если бы не серия ошибок после его госпитализации. Это следует из результатов экспертиз, содержащихся в мотивировочной части решения суда по делу Мисюриной, пишет «Коммерсант». Документ содержит подробности, которые ранее при обсуждении дела не раскрывались.В документе сообщается, что 55-летний пациент с аденокарциномой предстательной железы решил сделать трепанобиопсию в платной клинике ООО «ГеноТехнология», где работала Мисюрина, так как бесплатную процедуру надо было ждать. Гендиректором клиники является Андрей Мисюрин, муж осужденной и заведующий лабораторным отделением Российского онкологического центра имени Блохина.Впоследствии проверка Росздравнадзора не обнаружила в медицинских документах добровольного информированного согласия пациента на процедуру. Согласно мотивировочной части приговора, Мисюрина ввела иглу не в гребень правой подвздошной кости, а в область крестца, нарушив таким образом «методику, тактику и технику» биопсии костного мозга.Сама Мисюрина сказала в суде, что «попасть в крестец невозможно в связи с анатомическим строением человека, так как крестец находится за подвздошной костью», и в этом случае у пациента наступил бы «сильнейший болевой синдром». Показания медсестры о том, что игла вошла не в крестец, суд расценил как «стремление помочь Мисюриной избежать ответственности за содеянное» и заинтересованность в исходе дела.По словам гематолога, после процедуры пациент еще 30-40 минут провел в клинике под наблюдением, жалоб не высказывал, а затем поехал на работу в «удовлетворительном состоянии». Коллега покойного рассказал, что на работе тот чувствовал себя плохо, жаловался на боли в ягодице и ноге. Начальник отпустил его домой, но тот уехал только в 16:00, «так как не хотел терять рабочий день».Дома мужчина жаловался семье на боли в области пункции и живота. Ему вызвали скорую помощь, причем супруга сообщила врачам о трепанобиопсии, но медики, по ее словам, на это не отреагировали и госпитализировали пациента с подозрением на аппендицит в ныне закрытую больницу «Медси». Дежурный хирург при первичном осмотре не обнаружил достоверных признаков кровотечения и не нашел оснований для оперативного вмешательства.На другой день пациенту назначили компьютерную томографию, которая выявила повреждение артерии и большую гематому. Для проведения операции был вызван хирург ГКБ N1 им. Н.И. Пирогова. По словам супруги погибшего, перед операцией муж сказал ей, что врач его «проткнула». Во время операции хирурги наблюдали у пациента «подтекание венозной и артериальной крови» в области малого таза. После операции у мужчины развилось нарушение свертываемости крови, он умер в реанимации.На вскрытии в ГКБ имени Пирогова патологоанатом, работавший по совместительству в «Медси», обнаружил след от трепанобиопсии в области крестца и пришел к выводу, что смерть наступила от «выраженного кровотечения из поврежденных сосудов малого таза после трепанобиопсии». Повторные экспертизы подтвердили, что «повреждение кровеносных сосудов образовалось в результате однократного механического воздействия диагностической иглы».Эксперты пришли к заключению, что имевшиеся у пациента заболевания не имели значения в наступлении смерти. В то же время они отметили, что в «Медси» недооценили факт сделанной трепанобиопсии и жалобы на боли в животе, не сделали УЗИ брюшной полости, несвоевременно и в недостаточном объеме провели переливание крови, с опозданием подключили пациента к аппарату искусственной вентиляции легких.»Правильно установленный диагноз при поступлении пациента в стационар и своевременное оперативное вмешательство могли предотвратить летальный исход», — отмечается в мотивировочной части приговора. Такое же мнение высказал в суде завкафедрой гематологии и трансфузиологии Российской медицинской академии непрерывного профессионального образования, академик РАН Андрей Воробьев.По его словам, при попадании иглы в артерию «был бы свистящий поток крови и больной сразу бы потерял давление». А судмедэксперт Центра медико-криминалистических исследований заявила, что в акте патологоанатомического исследования «не описана точная локализация следа от трепанобиопсии».Напомним, 22 января 2018 года Черемушкинский суд приговорил гематолога Елену Мисюрину к двум годам колонии общего режима, признав виновной в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекших смерть пациента. Приговор вызвал большой резонанс в среде медиков. Специалисты усомнились в том, что пациент скончался именно вследствие трепанобиописии, и предположили, что смерть, скорее всего, наступила из-за резкого обострения онкологического заболевания.В поддержку врача выступил столичный департамент здравоохранения, петицию в защиту Мисюриной подписали десятки тысяч человек. Прокуратура Юго-Западного административного округа Москвы 31 января попросила суд отменить приговор Мисюриной, освободить ее из-под стражи и вернуть уголовное дело в надзорное ведомство. В Следственном комитете такая реакция вызвала недоумение и сомнения в компетентности надзорного ведомства. Тем не менее 5 февраля Мосгорсуд освободил Мисюрину из-под стражи, заменив меру пресечения на подписку о невезде до вступления приговора в силу.

5 февраля 2018 г.
Врача Мисюрину, осужденную после смерти пациента, освободили из-под стражи
Елена Мисюрина была освобождена в зале суда. Она будет находиться под подпиской о невыезде до рассмотрения жалоб на приговор. Об освобождении Мисюриной из-под стражи просили представители защиты и прокуратуры.

1 февраля 2018 г.
СК усомнился в компетентности прокуратуры из-за дела врача Мисюриной

31 января 2018 г.
Столичная прокуратура обжаловала приговор Мисюриной, осужденной на два года колонии за якобы врачебную ошибку

Кухонная посуда | Столовые сервизы